fbpx
RUTÁGE MAGAZINE

Pandemonia и Саша Фролова: как два художника создают искусство из латекса

Латекс – обработанный каучук, податливый, блестящий и приятный на ощупь – покорил многие индустрии, от бытовой до медицинской. В XXI веке латекс стал особенно популярным среди художников, создающих перфомансы. Говорят, он привлекает мастеров своей флюидностью.

Признание художников латекс завоевал в 1960-ых, в Америке: после войны в стране осталось огромное количество неиспользованного материала, что позволило исследовать его применение в гражданских целях. Тогда, на заре концептуального искусства, наряду с другими альтернативными художниками с ним активно работала Ева Гесcе, участница течения “минимал-арт”, известного своим внедрением в искусство промышленных материалов. 

Латекс, как медиум, позволяет оставаться между скульптурой и живописью. Открывает новые перспективы в исследовании пространства и взаимодействия материала с человеческим телом. Среди его знаменитых поклонников – Pandemonia из Лондона и Саша Фролова из Москвы, творчество которых буквально выстроено на латексе. 

Pandemonia

Pandemonia 

Пандемония, или как её иногда называют журналисты, Панда родилась в 2007 году. У художника, вызвавшего её к жизни – степени бакалавра и магистра Fine Art, но никто не знает его имени.

От кончиков ресниц до сумочки Пандемония полностью состоит из латекса. Белые волосы, красная помада на пухлых губах, геометричное платье – эта девушка словно сошла с картины Роя Лихтенштейна. У нее, как у многих, есть статусная аксессуарная собачка по кличке Снежок (Snowy), она тоже произносит в камеру “I love Fashion TV”. На вопрос о возрасте с задором отвечает: “Пандемонии всегда 21!”

C 2009 года она, как образ концептуального искусства, регулярно появляясь на светских раутах и модных показах неизменно вызывает ажиотаж. Открытие ярмарки Frieze, вернисаж в галерее Gagosian или представление капсульной коллекции Chanel – Пандемония всегда в центре главных событий Лондона. 

Она не раз принимала участие в Лондонской неделе моды, в 2019 году Панда даже прошлась по подиуму на показе Gaultier Весна/Лето-2020. В начале карьеры ей предлагали сотрудничество с Леди Гагой и ходят слухи, что её наряды копирует сама Кайли Дженнер. 

Пандемония охотно рассказывает о том, какие образы любит больше всего, но на все вопросы журналистов о том, кто внутри, неизменно отвечает: “Все это только оболочка, блестящий пластик, а внутри – пусто”. Пандемония – латексная фикция, обезличенность, пост-поп-пародия, как характеризует ее образ сам создатель этой фэшн-дивы.

Пандемония – метафора мира глянца и популярности. Сама она описывает себя как стройную, высокую, роскошную, вечно молодую и знаменитую девушку. Отсюда и латекс, ведь он надувной, поверхностный и блестящий, как бижутерия или новая машина из рекламы.

Художник отмечает, что его Пандемония появилась благодаря миру маркетинга, так или иначе внедряющегося во все области нашей жизни. Привлекательная реклама, пиар, социальные сети создают иллюзию, которую потребители предпочитают реальности, и Панда играет с ней. 

Pandemonia

Вполне очевидно, что анонимный художник черпает вдохновение в стиле поп-арт. Кроме того известно, что он увлечён древнегреческой литературой, например, “Илиадой” и “Одиссеей” Гомера, а также эпохой Возрождения и историей романа “Орландо”, написанного английской писательницей Вирджинией Вульф.

Он одержим идеей вневременности, сочетанием материй, а также любит различные эксперименты. С помощью образа, созданного из эластичного костюма, художник размышляет о том, насколько мир селебрити полон иллюзий.

Пластические операции, эффекты фотошопа, макияж делают его для многих притягательным, а кого-то даже заставляют менять свою внешность – и всё ради достижения мерцающего идеала. Пандемония полна аллегорий, ее латексный образ полностью состоит из отсылок – волосы, платье, туфли и даже собачка наглядно демонстрируют символы и атрибуты женских стереотипов. 

Автор считает, что дерзкий, почти кричащий имидж должен заставить публику задуматься о том, в какой степени мы подвергаемся влиянию придуманных образов из социальных медиа, как далеко может зайти стремление к абсолютной гладкости, подтянутости и лоску, и, более экзистенциально, не продиктовано ли рекламой даже наше самовосприятие?

Pandemonia

Правда, её броская внешность и эпатажные выходы довольно скоро привлекли рекламные кампании. Сейчас Панда – интернациональная модель с проектами в США, Японии и Европе. Парадокс, но её фото в таблоидах мегаполисов создают то, с чего начиналась сама Пандемония – образы и рекламу. 

Пандемония признаётся, что хотела бы достучаться до более широкой аудитории. Побудить к размышлениям о пластиковом мире рекламы.  И в то же время сетует, что у неё всего лишь около 100 костюмов (что недостаточно для светской жизни на широкую ногу), но её квартира не позволяет разместить больше.

Саша Фролова

Саша Фролова 

Её назвают русской Леди Гагой и Cyber Lady. Сама она представляется кратко “художник-перфомер”.  

Саша Фролова родилась и выросла в Москве. Там она окончила сначала Институт дизайна, затем Институт проблем современного искусства. Она также многие годы была ученицей и ассистентом у эпатажного Андрея Бартенева.

Сейчас она учится на оперного режиссёра в ГИТИСе. И это неслучайно – между её искусством и оперой есть что-то общее: высокие причёски, костюмы, тяжелый грим… И всё это в искусственной, чётко выстроенной реальности. 

С 2008 года художница экспериментирует с латексом: из него она создаёт скульптуры, фигуры, костюмы и свой образ.  Альтернативная Мисс мира-2014, для широкой публики Саша Фролова известна как королева латекс-фетиша. В арт-мире же её знают как тонкую натуру, раскрывающую тему женственности, чувственности и любви. 

Её последняя крупная выставка Fontes Amoris (“Источники любви”), прошла осенью 2020-го в Московском музее современного искусства. В его залах куратор Йоанна Де Вос расположила скульптуры симметрично: порядок формирует развёрнутые крылья бабочки.

Но скульптуры Фроловой не высечены из холодного мрамора и не вылеплены из глины. Её творения выполнены из латекса, они подвижны и интерактивны.

Её костюмы-платья спускаются щупальцами в пол. Идеально гладкие надувные скульптуры, которые напоминают геометрические модули, соединённые между собой, они будто замирают в воздухе. Глянцевые мягкие игрушки-гиганты переливаются броскими цветами.

Скульптурное тело и разные его метаморфозы проводят зрителя из зала в зал, где гипертрофированные тела оживают благодаря дополнительной реальности. И в центре, конечно, сама Саша – неотъемлемая героиня выставки-шоу, в котором латекс– её соавтор, а броский цвет – её голос. 

И хотя на счету у художницы множество проектов, центральным элементом является именно костюм. Надевая латексную маску, она становится объектом искусства.

В её шоу “Аквааэробика” она танцует и поёт под оригинальные тексты bubble gum pop. Надутый розовый парик до колена, обтягивающий лавандово-розовый костюм – сверхъестественное женское существо переносит зрителя в синтетическое будущее.

“Я хочу завораживать зрителя, вызывать у него состояние зачарованности происходящим,” – признаётся Фролова. Лейтмотивом звучит эстетика поп-арта, особенно на первый взгляд. Блеск, глянец и гипертрофированные формы громки и понятны. 

Но за ярким фасадом стоят желание исследовать женственность и тяга к смелым экспериментам с формой и размером. Саша учится у великих, причисляя Кандинского и Малевича к числу своих основных влияний.

Ещё одна её пассия – Венеция, а точнее Венецианский карнавал. Барокко вообще вдохновляет Сашу, оттуда гротеск рокальная пластика, как, например, в её шоу в садах Этрета во Франции. Там она нарядила себя и команду в пышные надувные платья и парики – конечно из латекса.

Объясняя свою любовь к материалу, Саша отмечает, что он позволяет чувствовать тело по-новому, дополняет его, усиливает любое высказывание. А ещё он лёгкий, гибкий и очень футуристичный.

Его потенциал она только исследует – Саша планирует эксперименты с его возможностями, хочет создавать арт-объекты с дополнительной реальностью. Но всё же латекс для неё не цель, а скорее метод. Нечто вроде языка, на котором она общается с публикой на тему женственности, где сексуальная составляющая – лишь первый пласт идей.

Сашина популярность растёт, её образом заинтересовался Тим Уолкер, дизайнеры Доменико Дольче и Стефано Габбана, косметический бренд Meder. 

Возможности латекса

Латекс универсален. Pandemonia и Саша Фролова наглядно показывают его разнообразные возможности.

Создатель Pandemonia в блестящем материале увидел метафору поверхностного блеска глянцевой жизни и воплотил её в гротескном женском образе-костюме.

Несмотря на то, что каждый выход Пандемонии уже перфоманс, она продолжает его и в других медиа. Например, участвуя в рекламе или модных показах, она усиливает свои высказывания о вездесущности маркетинга, который создаёт искусственный идеальный мир.

Саша Фролова

Саша также создала из него вторую кожу – её латексные костюмы для шоу и перфомансов меняют её до неузнаваемости. В отличие от Панды, которая сама является творением художника, творчество Саши выходит за рамки латексного облачения, воплощаясь в скульптурах и музыкальных представлениях.

Для Фроловой латекс как материал – одновременно вдохновение и цель, и она намерена расширять границы его использования. И говоря о том, чего бы ей больше всего хотелось достичь, художница мечтательно делится: “Полететь со скульптурами в космос.”

Тем временем мы, зрители, можем наблюдать за Пандой и Фроловой на их страничках в Instagram. А также ждать открытия вернисажей, чтобы поймать Пандемонию в новом костюме, а Сашу – в новых соло- и групповых выставках в России и мире. 

Текст: Елизавета Лопатина

НАЙТИ ТОТ САМЫЙ АДРЕС ТЕПЕРЬ ЕЩЕ ПРОЩЕ!
This is default text for notification bar