fbpx
RUTÁGE MAGAZINE

Искусство находки: что представит Christie’s на аукционе русского искусства

Аукцион русского искусства Christie’s в Лондоне 7 июня представит редкие произведения XVIII-XXI веков из частных коллекций, ранее никогда не появлявшиеся на арт-рынке.

В числе 239 лотов представлены как картины и работы на бумаге выдающихся русских художников, так и произведения декоративно-прикладного искусства, творения фирмы Фаберже, драгоценные изделия с императорским провенансом, фарфор, серебро и предметы, связанные с военной историей. Благодаря новым условиям, аукцион пройдет в традиционном «живом» формате с возможностью принимать ставки онлайн с помощью Christie’s Live.

Главными фаворитами аукциона являются «Портрет императора Павла I (1754-1801)» кисти Дмитрия Левицкого и картина Роберта Фалька «Троице-Сергиева лавра». Оба лота предлагаются с оценкой £700 000-900 000.

Заслуживают особого внимания портрет императора Александра I кисти Джорджа Доу (£150 000-250 000), написанное в 1919 году полотно Константина Коровина «На террасе» (£400 000-600 000), картина Константина Горбатова «Невидимый град Китеж» (£350 000-550 000), холст Валентина Серова «Запорожские казаки в степи» (£300 000-500 000) и «Натюрморт с розами, анемонами и хризантемами в китайской вазе» Сергея Чехонина (£250 000-350 000).

В разделе декоративно-прикладного искусства главенствуют императорская фарфоровая ваза периода Николая I (£200 000-300 000), выдающийся подарочный серебряный сервиз для пунша (£220 000-280 000), редкая керамическая ваза с клеймами фирмы Фаберже и Строгановского училища (£150 000-250 000) и многое другое.

Дмитрий Левицкий (1735-1822)

«Портрет императора Павла I» стал одной из сенсаций выставки Левицкого, прошедшей в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге в 2010 году. Недавно обнаруженный шедевр, происходивший из венской частной коллекции, мелькал во всех новостных выпусках. Талант Левицкого-портретиста очень быстро получил признание; художнику позировали самые выдающиеся и высокопоставленные деятели эпохи, включая членов многих правящих фамилий.

Согласно каталогу юбилейной выставки в Русском музее, настоящий портрет происходит из фамильного собрания Голицыных. Еще не атрибутированный холст украшал стены римской квартиры княгини Ирен Голицыной (1918-2006), знаменитого модельера, чьи наряды носили Одри Хэпберн, Джеки Кеннеди и другие иконы стиля XX века. Княгиня Ирен Голицына, дочь князя Бориса Львовича Голицына (1878-1958) и княгини Нины Петровны Голицыной, урожденной Ковальджи (1888-1957), родилась в Тифлисе.

После революции княгиня Нина с дочерью покинула страну и в конце концов поселилась в Риме, на вилле родственников – полковника Андрея Квитки [Основьяненко] и его жены Веры. Квитка, боевой кавалерийский офицер, сделал блестящую карьеру, однако военным делом его таланты не ограничивались: он интересовался искусством, закончил Академию Жюлиана в Париже, был способным живописцем и беллетристом, обладал обширной коллекцией живописи и фарфора (из которой одалживал экспонаты Сергею Дягилеву для Таврической выставки русского портрета в 1905 году).

Его родовое гнездо располагалось в Основе, под Харьковом; кроме того, семья владела поместьями на юге России (в Туапсе и Хосте, под Сочи), а также во Франции и Италии. После революции на их римской вилле близ ворот Порта-Пиа поселились Голицыны; здесь находили убежище и другие эмигранты из самых знатных и благородных родов России. В 1921 году большая часть имущества с виллы Квитки была распродана, однако после кончины четы Квитка княгиня Нина и княгиня Ирен унаследовали некоторое имущество из роскошной виллы, включая и портрет Павла I.

В 1972 году княгиня Ирен со своим мужем Сильвио Медичи де Менезешем поселилась на виа По, недалеко от мест, где жила ребенком; ее квартиру украшала изысканная коллекция предметов искусства и антиквариата. Судя по воспоминаниям друзей семьи, портрет Павла оставался в собственности княгини до конца 1980-х годов.

Джордж Доу (1781-1829)

В 1823 году Александр I позировал Джорджу Доу для портрета в полный рост, которому суждено было стать одной из визитных карточек художника. Одна из версий портрета Александра I, подписанного и датированного ‘Geo Dawe pinxit S. Petersburg 1824’, находится в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге; представленный лот крайне схож с этим портретом.

На известном портрете, равно как и на представленном лоте, лицо Александра I обращено к зрителю, однако смотрит император куда-то вдаль. Он облачен в мундир лейб-гвардии Кавалергардского полка с орденской звездой Св. Андрея Первозванного, соединенной с орденом Подвязки (Англия) и орденом Меча (Швеция). На его мундире красуется Орден Св. Георгия 4-й степени, серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года», австрийский орден Марии-Терезии и прусский орден Железного Креста, среди прочего.

На обороте холста имеется надпись, свидетельствующая о том, что он принадлежал прославленному испанскому дипломату и коллекционеру Дону Хуану Мигелю Паэс де ла Кадена и Сейш. Его дипломатическая карьера началась в конце 1823 года с назначения посланником в Лондон. Затем Паэсу де ла Кадене предложили возглавить дипломатическую миссию в Санкт-Петербурге. При российском дворе Паэс де ла Кадена прослужил несколько лет; в частности, в Петербурге водил знакомство с А.С. Пушкиным.

Вполне возможно, что именно он послужил прототипом «посла испанского» из «Евгения Онегина» (VIII глава). Разрыв отношений между Россией и Испанией в 1833 году оставил полномочного посланника без работы, однако домой он вернулся лишь в 1834-м. Перед отъездом дипломат отдал в дар Эрмитажу свою коллекцию испанского искусства XVII века; эти предметы до сих пор хранятся в музее.

Роберт Фальк (1886-1958)

В этом году исполняется 135 лет со дня рождения Роберта Рафаиловича Фалька, одного из самых ярких и уникальных представителей русского авангарда и одного из основателей влиятельного творческого объединения «Бубновый валет». Беспрецедентная по своему размаху и значимости, долгожданная ретроспектива Фалька только недавно закончила свою работу в Третьяковской галерее.

1920-е годы были, возможно, самым успешным периодом в карьере Фалька полным творческих поисков и экспериментов. В этот период художник был активным участником объединения «Бубновый валет» и популярным профессором во ВХУТЕМАСЕ. Первая персональная выставка Фалька прошла с успехом в Государственной Третьяковской галерее в 1924 году.

Также, в начале 1920-х годов, все еще находясь под некоторым влиянием кубизма, Фальк создал многие из своих самых известных работ, например картины «Красная мебель» (1920, Государственная Третьяковская галерея, Москва) и «Обнаженная в кресле» (1922, Государственная Третьяковская галерея, Москва). Картина «Троице-Сергиева лавра», датированная 1921 годом в каталоге-резоне, относится к этому периоду расцвета в творчестве Фалька и прекрасно демонстрирует уникальный стиль художника.

Константин Коровин (1861-1939)

Практически музыкальная гармония насыщенных красок и глубоких тонов, драматического света и переливчатых теней заметна в представленной работе «На террасе» 1919 года. Константин Коровин всегда с горечью вспоминал первые послереволюционные годы. Коровин писал ее в в деревне Островно Удомельского района Тверской губернии, где нашел свое прибежище после революции.

У Коровина нередко встречаются композиции с женской фигурой, сидящей у окна или на террасе, окутанной мягкими сумерками или залитой ярким светом, читающей или играющей на гитаре. Моделью для картины послужила актриса Надежда Ивановна Комаровская (1885–1967), многолетняя возлюбленная и муза художника.

Они повстречались, когда Комаровская была еще совсем юной, начинающей актрисой, ученицей Константина Станиславского (1863–1938) и Владимира Немировича-Данченко (1858–1943), а самому мастеру уже исполнилось 46 лет. Коровин многократно писал Комаровскую, но никогда не упоминал об их связи ни в рассказах, ни в воспоминаниях.

В работе «На террасе» Коровин создал блистательный, трепетный, почти прозрачный образ, исполненный света и ярких красок – образ сложного, но счастливого прошлого; идиллического и очаровательного уголка России, которую он вскоре покинет навсегда.

Константин Горбатов (1876-1945)

Шедевр Константина Горбатова «Невидимый град Китеж» возвращается на торги спустя более тридцати лет с момента его последнего появления. Известный и незабываемый образ, эта композиция уникальна в творчестве Горбатова и сочетает в себе фольклор с наблюдениями художника за жизнью на Волге.

Черпая вдохновение из старинной легенды, Горбатов переосмысливает беляны – огромные тихоходные суда, перевозившие лес вниз по Волге. Художник превратил одну из этих больших лодок, длиной до 100 метров и грузоподъемностью до 13000 тонн, украшенную яркими мотивами в неорусском стиле, в плавучий транспорт для Китежа с его золотыми куполами и богато расписанными деревянными постройками.

Картина «Невидимый град Китеж», написанная Горбатовым еще до эмиграции, представляет собой замечательное сочетание мифа и реальности; художник использует свою палитру и воображение, чтобы превратить повседневную реальность в сказку.

Валентин Серов (1865-1911)

В мае 1880 года Репин отправляется на берега Днепра через Крым и Одессу, чтобы подготовить свое масштабное полотно «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» (1880-1891, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург), и берет с собой своего подмастерье, Валентина Серова, который сопровождает учителя во всех прогулках, делая зарисовки на пленэре. В своей монографии о Серове Игорь Грабарь упоминает около 50 работ, выполненных во время запорожской поездки 1880 года – главным образом это были небольшие карандашные и угольные наброски.

В последующее десятилетие Серов, по всей вероятности, вынашивал идею собственного масштабного полотна под названием «Запорожцы в походе»: Грабарь перечисляет несколько эскизов и набросков за 1889-1890 гг., где фигурируют казаки и кони. В частности, Грабарь упоминает о рисунке Серова для журнала «Нива», очень похожем на настоящий лот, «Запорожские казаки в степи», прежде всего по композиционной структуре и выразительному переднему плану с колышущимися степными травами.

Существенное сходство прослеживается и с многочисленными набросками и рисунки с верховыми казаками того времени. Напрашиваются и ассоциации с классической литературой – сценой, где Тарас Бульба скачет по степи со своими сыновьями, Остапом и Андрием. Это не случайность: около 1889 года Серов как раз делает набросок на гоголевский сюжет, долгое время хранившийся в собрании его жены Ольги. Данный лот происходит из коллекции шведского искусствоведа, коллекционера и мецената Эмиля Хультмарка (1872–1943).

Строгановская ваза Фаберже

Выставленная на торги ваза – великолепный пример экспериментальных работ Фаберже с неорусским стилем и новыми материалами. В 1900 году фирма Фаберже начала работать с Императорским Строгановским училищем, керамическая мастерская которого удостоилась медали на международной выставке в Париже в 1900 году.

Эту великолепную вазу члены Императорского Московского Общества поощрения рысистого коннозаводства преподнесли американскому тренеру и наезднику Чарльзу Таннеру 10 июня 1912 года.

Императорская фарфоровая ваза

Императорский фарфоровый завод начал выпускать подарочные и декоративные вазы для украшения дворцов во время правление Александра I (1801-1825). При Николае I традиция была продолжена: царь заказывал и дарил вазы в огромных количествах. Под его покровительством производство достигло своего апогея, и именно к этому периоду относятся безусловные шедевры ИФЗ.

Представленная на аукционе ваза расписана копией жанровой сценки голландского мастера XVII века Якоба Охтервелта (1634-1682) под названием «Серенада». В момент изготовления вазы на Императорском фарфоровом заводе полотно хранилось в Эрмитаже. Холст Охтервелта был приобретен в 1826 году за 1500 рублей у наследников князя Михаила Милорадовича, одного из самых блестящих царских генералов.

Выдающийся подарочный сервиз для пунша

Капитан Джозеф Виггинс – британский мореплаватель, член Королевского географического общества. Сыграл важнейшую роль в установлении регулярного морского сообщения между североморскими портами и сибирскими реками. Свое первое арктическое путешествие Виггинс предпринял в 1874 году; ему удалось дважды войти в устье реки Обь и наладить доставку товаров по Енисею. Этот торговый путь позволял значительно сократить затраты на дорогостоящую доставку по суше.

В июне 1893 года царское правительство обратилось к капитану Виггинсу с предложением доставить по морю до устья Енисея рельсы для строительства Транссибирской магистрали, а затем речным транспортом переправить их в Красноярск. В конце лета флотилия во главе с капитаном Виггинсом, с 1600 тоннами рельсов и прочих грузов на борту, отплыла из Глазго. Предстояло пересечь опасные воды Карского моря и подняться по Енисею. 23 октября баржи с рельсами прибыли в Енисейск, где были торжественно встречены при большом стечении народа.

Капитан Виггинс отправился домой сухим путем. Стартовав 20 декабря, к 22 января он прибыл в Санкт-Петербург, где по повелению императора Александра III ему был преподнесен данный серебряный сервиз для пунша. По возвращению в Англию, достижения Виггинса были отмечены Королевским географическим обществом и в мае 1894 года ему был присуждена Премия Мерчисона. Капитан Виггинс завещал настоящий набор для пунша Королевскому географическому обществу в 1905 году, которое впоследствии продало его на аукционе Christie’s 5 октября 1989 года.

НАЙТИ ТОТ САМЫЙ АДРЕС ТЕПЕРЬ ЕЩЕ ПРОЩЕ!
This is default text for notification bar