Борис Эйфман: Иной жизни я для себя не представляю

Борис Эйфман – один из ведущих хореографов мира, создатель собственного стиля, школы и театра. В его достижениях более сорока постановок, около полувека на сцене, сотни созданных образов. В декабре уходящего года в Лондоне на прославленной сцене Колизея Театр Бориса Эйфмана впервые покажет спектакль Up & Down. Гастроли будут посвящены юбилею театра, которому в 2017 году исполнится 40 лет.

foto-vyacheslav-arhipov

@Вячеслав Архипов

Театр Бориса Эйфмана – это новый театр балета современной России. Расскажите в чем его своеобразие?

Наша труппа является единственным балетным коллективом, создающим оригинальный, конкурентоспособный и широко востребованный хореографический репертуар новой России. Существует русский психологический драматический театр, который известен во всем мире. Развивая его традиции, мы создаем психологический театр балета. Ключевые черты нашего искусства – театральность и ориентированность на познание внутреннего мира личности. Спектакли, которые мы предлагаем зрителю, это не музейная классика, но и не так называемая «хореографическая абстракция», трактующая движение как нечто не требующее интеллектуального наполнения. Наши балеты – уникальные психодрамы. Их отличают режиссерская выстроенность, философская насыщенность и психологическая тонкость.

foto-nina-alovert

@Нина Аловерт

За время руководства собственным театром вы создали свой авторский репертуар. Многие спектакли поставлены по мотивам шедевров литературы. Как вы отбираете произведения? Каковы ваши критерии и предпочтения?

Я ставлю спектакли по мотивам тех литературных произведений, которые способны, с одной стороны, вдохновить меня на сочинение хореографии, а с другой – служить основной такой сложной конструкции, как современный балетный спектакль. Национальность автора, время создания книги, ее стилистика – все это не имеет для меня значения. Конечно, чаще всего я обращаюсь к литературной классике, поскольку она – неиссякаемый источник художественных идей. Однако могу заверить вас: если прочту современное произведение, которое по-настоящему заинтересует меня, откроет поток творческой фантазии, то непременно задумаюсь о том, чтобы сочинить по нему спектакль.

foto-stanislava-belyaevskogo_mg_6505

@Станислав Беляевский

Расскажите о спектакле, который вы привезете в Лондон – Up & Down по роману «Ночь нежна» Фитцджеральда. Его историю создания, идею? 

Около 10 лет назад я планировал поставить балет о жизни Зигмунда Фрейда. Изучил огромное количество книг о нем и о психоаналитической теории. Затем принял решение отказаться от этой идеи. Понимаете, Фрейд был классическим кабинетным человеком, в биографии которого не обнаруживается ничего интригующего. Однако я поставил перед собой задачу – найти материал, позволяющий синтезировать психоаналитическую концепцию и танец. И тогда обратил внимание на роман «Ночь нежна».

Это было стопроцентное попадание в цель. Прежде всего, сама эпоха «ревущих двадцатых» с ее блеском, кинематографичностью, неприкрытой чувственностью по-прежнему очень интересна зрителям. И наш спектакль дает им возможность погрузиться в этот безудержный карнавал. Но не менее важно то, что философское значение романа Фицджеральда предельно актуально для современной эпохи. Какую цену платит тот, кто уступает соблазну и оказывается не в силах противостоять искушениям? К чему приводит предательство человеком собственного «Я» и своего предназначения? Где грань, за которой начинается неотвратимый распад личности?

В спектакле Up & Down мы ищем ответы на данные вопросы. При этом не осуждаем никого из героев, не выносим им вердикт, а создаем хронику личностной катастрофы молодого врача-психиатра и пытаемся понять ее причины. Эта постановка – без преувеличения рубежная для балетного искусства. В ней мы не просто погружаемся в дебри подсознания героев, но воплощаем в танце психический мир человека.

Ваши спектакли – это множество декораций, современные технологии, большой коллектив. Кто задействован в этом спектакле? Насколько тяжело гастролировать по миру с таким огромным багажом? 

Главные партии в балете Up & Down исполняют наши ведущие солисты Олег Габышев, Любовь Андреева, Мария Абашова, Сергей Волобуев и Дмитрий Фишер, Олег Марков и другие. Также в спектакле участвует 30 артистов кордебалета. Сценографическое оформление постановки действительно масштабное. Далеко не каждая театральная площадка может принять такой спектакль. Когда мы отправляемся на гастроли с Up & Down, то везем с собой более 10 тонн декораций. А еще нужно транспортировать специальное световое оборудование, костюмы, реквизит. С финансовой и организационной точек зрения это очень непростая задача. Но мы не имеем права жертвовать качеством. Наша миссия – всегда и везде представлять свой репертуар на самом высоком уровне.

foto-evgenij-matveev_img_6558

@Евгений Матвеев

Почему все-таки Театр Бориса Эйфмана – это русский психологический балетный театр? Почему вы не ставите «Лебединое озеро» или «Кармен», к примеру? Что вас привлекает в выбираемом материале? 

Я не могу объяснить, почему обладаю именно такой эстетической природой. Высшие силы наделили меня особым даром – выражать в танце жизнь человеческой души. Язык тела – тончайший инструмент исследования нашего эмоционального мира. С его помощью можно проникнуть в те глубинные структуры внутреннего содержания личности, которые неподвластны ни представителям других видов искусства, ни ученым. Главное – суметь найти код для расшифровки древних импульсов, скрытых в нашем теле. Тогда в руках хореографа окажется воистину неограниченный арсенал выразительных средств.

Каждый ваш спектакль — масштабное, многоуровневое театральное зрелище со сложным и современным сценографическим оформлением. Вы по-прежнему ставите спектакли сами?

Никогда и ни при каких условиях я не смогу доверить другому постановщику реализацию моих идей. Я знаю: сегодня есть хореографы, привлекающие для работы над балетами театральных режиссеров. Такая практика возникла потому, что деятели танца просто-напросто отвыкли от крупной формы и не могут самостоятельно выстраивать структуру спектакля. Я же ответственен за каждый элемент своих балетов – начиная с замысла постановки и особенностей пластической партитуры и заканчивая, скажем, мелкими деталями костюмов. Мои спектакли – точное отражение моего эмоционального состояния, наполняющих меня идей и желаний.

Вы как-то сказали, что балетное искусство во всем мире, не только в России, испытывает кризис. Как, во-вашему, можно изменить ситуацию?

Пусть каждый представитель мира танца самостоятельно решит, что лично он способен противопоставить известным негативным тенденциям. Если говорить обо мне, то на протяжении десятилетий я занимаюсь поисками хореографического языка нового тысячелетия. Кроме того, я и мои коллеги по Академии танца, созданной несколько лет назад в Санкт-Петербурге, воспитываем балетных артистов XXI века – универсальных исполнителей, уверенно владеющих разными стилями и техниками. А когда в нашем городе появится наконец Дворец танца, при нем начнет функционировать лаборатория молодых хореографов. Я планирую собрать там тех, кто готов посвятить себя развитию новых оригинальных пластических форм.

Расскажите, когда вы последний раз гастролировали в Лондоне? Как принимают ваш театр за границей? 

foto-evgenij-matveev_img_1430

@Евгений Матвеев

Прошлый раз мы выступали в Лондоне в апреле 2014 года с британской премьерой балета «Роден». Эти гастроли также проходили на сцене «Колизея». Перед началом мы волновались. Все-таки труппа отправлялась в Великобританию в непростой в геополитическом отношении период. К тому же лондонский зритель известен своей взыскательностью. Его сложно потрясти. Тем не менее, публика принимала нас восторженно. Очень надеюсь, что в этом году мы повторим в Лондоне подобный успех. Наш театр выступает по всему миру – в Америке, Европе, Азии. Везде нас встречают с невероятной теплотой. Это еще раз доказывает, что балетное искусство – универсальное средство духовной коммуникации, позволяющее преодолеть любые барьеры.

Вашу творческую деятельность можно разделить на определенные периоды?  Какой из них был самым сложным?

Эти периоды совпадают с основными этапами современной истории России: позднесоветская эпоха, перестройка, 1990-е и так далее. Выделить самый сложный довольно проблематично. Мне и моему театру никогда не было легко. Каждый период приносил свои вызовы и испытания. В советское время приходилось противостоять цензуре. В перестроечное и постсоветское – бороться с безденежьем и хаосом. Я не знаю, что хуже – ситуация, когда твое искусство объявляют порнографией (как делали партийные чиновники в 1980-е) или же такое положение в стране, при котором многие артисты мечтают лишь о том, чтобы поскорей уехать заграницу. Но все это в прошлом. Сейчас я существую в практически идеальных для творчества условиях. Государство и спонсоры поддерживают наш театр. При этом никто не учит меня, как и о чем надо ставить спектакли. Да, своей сцены у нас по-прежнему нет. Но, с другой стороны, бездомность делает театр более мобильным. Мы активно гастролируем, представляем в мире современное балетное искусство России. Пролетят два-три года, и труппа, даст Бог, войдет в стены Дворца танца.

@Евгений Матвеев

@Евгений Матвеев

У вас есть свой театр, своя балетная школа. На очереди – Санкт-Петербургский детский театр танца при вашей Академии и Дворец танца. Не сложно быть руководителем и одновременно заниматься творчеством?

Очень сложно. Я работаю по 12-14 часов в день без выходных и отпусков. Но иной жизни для себя не представляю. В конце концов, чем больше ты отдаешь, тем больше получаешь. Если не будешь жалеть себя, то в самый тяжелый момент обязательно откроется второе дыхание. Поэтому я всегда стремлюсь к максимальной самоотдаче.

Каким будет ваш следующий спектакль?

Сейчас наш театр готовит премьеру новой хореографической версии балета «Русский Гамлет». Весной следующего года мы представим ее зрителям. А потом я приступлю к сочинению нового балета. Из свойственного всем художникам суеверия пока не стану оглашать подробности. Скажу лишь, что это будет спектакль, который – как хочется верить – раскроет для зрителя новые грани наших творческих возможностей.

Интервью Елены Леэтмаа

Фотографии представлены пресс-службой театра